Херсон теряет исторические фасады

«Разрушение началось еще в 60-х годах… Сейчас я вам все покажу и вы поймете. Здесь было прекрасное лицо женщины, а тут провалилась стена. Я очень люблю наш дом и хочу, чтобы его реставрировали, чтобы его всем показывать. Это настоящая жемчужина», — рассказывает Людмила Павловна Вичерикова, жительница дома по Старообрядческой, 18 в Херсоне, ведя меня по мраморной лестнице с красивой аутентичной плиткой.

Сегодня к этому сооружению — особое внимание. Владелец квартиры на втором этаже — Игорь — начал ремонтировать фасад, созданный в XIX веке. Начал так, что оригинальная лепнина оказалась на тротуаре, а на ее месте взялись клеить пенопласт. Все это делалось без проекта и разрешительных документов, которых требует статус памятника архитектуры.

«Ремонт» исторического фасада заметили местные архитекторы. Началась бурная дискуссия в соцсети, а на следующий день возле дома собрались журналисты, активисты, депутаты, чиновники и полиция. Когда все разошлись — работы возобновились. Хотя и ненадолго: опять помешало общественное внимание. Мы попытались разобраться в ситуации и понять, почему Херсон теряет свое архитектурное лицо.

ЗДАНИЕ

В конце XIX в. земельный участок в полквартала на территории привозного рынка выкупил Самуил Писаренко. Здесь он построил комплекс в стиле модерн. Одно сооружение — это малый художественный театр на 700 зрителей, который в 1944 году стал областной филармонией. В 90-х годах она сгорела во время пожара.

А в доме по Старообрядческой, 18 раньше жили артисты театра и гастролеры. Здесь и сейчас живут люди. Это несколько семей, которые имеют отдельные большие квартиры, а также владельцы «коммуналок». Дом всегда был на балансе ЖЭКа и никогда не видел нормального ремонта: только фиксация аварийных ситуаций. На фасаде еще заметны первичные фигуры и украшения, хотя многие из них уже осыпались, а некоторые можно увидеть только на старых фото. Внутри оригинальная лепнина в несколько лучшем состоянии, хотя в «секторе коммуналок» все выглядит очень печально. Мраморный пол и кованые балясины на лестнице — очень красивые. Это трудно передать на фото.

Весь архитектурный ансамбль этого и соседнего квартала привлекает внимание туристов, здесь часто водят экскурсии, заходят внутрь — жители не против. Лучше соседа выглядит дом по Старообрядческой, 20 в перуанском стиле, рядом в Покровском сквере находится Центральный ЗАГС, фасад которого периодически «подмазывают», но он быстро осыпается.

РЕСТАВРАЦИЯ ПЕНОПЛАСТОМ

Игорь Смоленцев — владелец квартиры, который начал скандальный ремонт. Сначала он не хотел ничего комментировать, но под вечер бурного дня согласился побеседовать. Игорь говорит, что приобрел квартиру в 2015 году и с тех пор делает здесь ремонт. Добавляет, что пытался узнать, можно ли самому ремонтировать фасад в органах власти, но ему якобы сказали: можно делать, что хочешь.

Свою мотивацию он объясняет просто: фасад осыпается, здесь опасно ходить, поэтому надо снять старое и на его место приклеить такие же элементы, но изготовленные из пенопласта.

«Если мне скажут, что наш дом отреставрируют как надо, на это есть средства, в городе есть программа — я сам уберу все, что сделал. У нас живут люди, которые готовы добавить свои деньги. Но его никогда не ремонтировали. Здесь ходит много людей, на голову падают камни. И кто вам сказал, что будет некрасиво? Я хочу воссоздать такой же вид», — говорит Игорь.

Владелец магазина на первом этаже Александр Балясников поддерживает Игоря и показывает справку областной инспекции по охране памятников истории и культуры от 2016 о том, что этот дом «не является памятником археологии, истории и искусства». Только в ней ни слова о реестре памятников архитектуры, в который входит дом Писаренко.

НЕТ ПОЛНОМОЧИЙ И… ПОНИМАНИЯ

О незаконных работах на памятнике архитектуры говорят все представители контролирующих и профильных органов. Только сделать ничего не могут. В полиции говорят, что открыли уголовное производство в отношении «незаконных поисковых работ на объекте археологического наследия… (!?)», на место даже выезжал начальник Херсонского отдела ГУНП и лично обещал контролировать ситуацию.

«К сожалению, городским органам архитектурно-строительного контроля не переданы полномочия по охране памятников архитектуры, — комментирует начальник управления по вопросам государственного архитектурно-строительного контроля Херсонского городского совета Ростислав МАРШАК. — Мы не можем выходить на проверки, даже требовать документы. Неоднократно обращались с этим в Верховную Раду и Кабмин, но реакции нет. Мы могли бы выносить предписания и пресекать такие работы. Как херсонец, я считаю, что архитектурный исторический центр города разрушается и, чтобы его спасти, нужен комплексный подход. Возможно, владелец хочет сделать хорошо, но надо еще и правильно».

По словам Маршака, владельцы квартир должны заказать проект реставрации, пройти экспертизу, получить разрешение на работы, которые должен выполнить подрядчик, у которого тоже есть соответствующее разрешение на работу с такими объектами. На все эти документы уйдет несколько месяцев.

«Что делать теперь — я не знаю. Здание имеет охранный договор. Областной архитектор может заявить о нанесении вреда, провести экспертизу», — говорит Маршак.

Отдельной программы о реставрации архитектурных памятников или софинансировании таких работ у городского совета Херсона нет. Это подтверждают и депутаты, и чиновники горисполкома. Фактически это означает одно — власть не заинтересована в системном подходе к сохранению исторического наследия. Владельцы квартир в таких домах должны или пройти всю бюрократию и потратиться на дорогу реставрацию, или жить за полуразрушенными фасадами. Поэтому сделать «реставрацию» собственноручно за «липовые» справки — самый простой вариант, которым преимущественно и пользуются.

АУТЕНТИЧНОСТЬ

Однако в таком виде здание теряет свою ценность, доказывает архитектор и борец с незаконными работами на Старообрядческой Андрей ЛУЦИК. По его словам, правильная реставрация всего здания может стоить ориентировочно 50 тыс. долларов США.

«Любая новая работа здесь уже не будет историей. Нужно поднимать архивы, фотографии, искать прототипы, скрупулезно восстанавливать. Есть успешные примеры во Львове, Харькове. У нас есть историки, краеведы, которые могут предоставить материалы об объектах. Но этим надо заниматься. В городе нет политики сохранения культурного наследия, а граждане обычно не «тянут» это финансово», — говорит Луцик.

«Реставрационные работы — очень сложный процесс, который имеет несколько этапов. Первый — это создание проекта со всеми чертежами каждого элемента. Если элементы уже уничтожены, их нужно восстановить по фотографии. Только этот процесс может затянутся на несколько месяцев, — комментирует «Дню» архитектор и реставратор Игорь ОРЛЕНКО. — Второй этап — провести анализ материалов, из которых построен дом и все элементы. При реставрации должны использоваться аналогичные материалы. Этот процесс должна делать компания, которая имеет такой опыт и выполнит все качественно. После этих этапов может начаться производство лепных элементов или некоторые элементы будут делаться прямо на стене, а это очень сложно. Что касается финансов — сложно говорить без проекта, но по опыту скажу, что весь дом будет не менее 40-50 тысяч долларов США».

«Это наглядный пример того, как люди по незнанию истории, культуры, архитектуры портят такую красоту. Это здание не нуждалось в утеплении и пенопласт там не нужен. Если бы владелец квартиры обратился в любое профессиональное архитектурное бюро, ему бы это все рассказали. А если там действительно падали некоторые элементы, то укрепление фасада можно сделать за неделю и за очень небольшие деньги», — говорит Орленко.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Павел БИЛЕЦКИЙ из региональной туристической организации «Туризм Херсона» говорит, что состоится диалог между владельцем квартиры, городскими властями, контролирующими органами. А их организация готова выступить площадкой для диалога и медиатором этого процесса.

«Несмотря на мое личное абсолютное возмущение, ситуация непростая и неоднозначная. Более того, признать вину только одного из участников процесса разрушения дома, который длится уже более 20 лет, — сложно. Из всего уже написанного в СМИ, показанного по телевидению и в соцсетях понятно только одно — херсонцам не всё равно. И именно это дает надежду», — говорит Билецкий.

«Наша цель — понять, кто ответственный, решить, по какому алгоритму и на какие средства будет проведена реставрация уникального здания XIX в., определить конкретные действия для внедрения понятных правил и условий сохранения исторического наследия в нашем городе», — объясняет Павел.

«ЭТО БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ В ШИРОКОМ СМЫСЛЕ»

В комментарии «Дню» действительный член УНК ИКОМОС Сергей ДЯЧЕНКО объясняет ценность местных достопримечательностей и почему игнорирование этой проблемы грозит нашей культуре.

— Дом Самуила Писаренко — целый комплекс, необычный, с частным театром (бывшее здание Филармонии, что рядом). Здесь жил владелец театра, артисты и был отель для приезжих артистов. К зданию театра были проведены крытые переходы. Между домом и театром был устроен уютный дворик-сад, где вечером можно было обсудить проблемы современного театра за кофе среди вьющихся растений и цветов. Это уже удивительно красивая идея, а кроме того, красивая архитектура… Необычный и редкий для Херсона стиль модерн органического направления. Качественная архитектура, очевидно, приглашенного архитектора, имя которого мы, к сожалению, не знаем. Это памятник архитектуры, он в реестре. Нам нужно вернуть понимание того, что памятники ценны именно своим неповторимым дизайном, это произведение искусства такого же уровня, как и в музее, но функционального. Многим повезло жить именно в памятниках архитектуры, в таких творениях и быть их частью, как литературным персонажам. И если кто-то начинает это произведение портить, то уничтожает он культурное достояние всего общества и государства. Именно в этом смысл статуса памятника. А соответственно, человек, совершающий подобные действия, не просто хулиган, а преступник.

В Херсоне практически все памятники архитектуры в плохом состоянии. С ними часто поступали так же, поэтому их состояние плачевное. То есть преступников много, но, можно сказать, этому «товарищу» просто не повезло с его наглыми действиями. Потому что это здание в поле внимания, оно входит во многие экскурсионные маршруты, его любят херсонцы.

Конечно, все, что происходит с памятниками — это прежде всего ответственность государства. Именно для этого оно существует — организовывать и облегчать жизнь граждан, а также предупреждать преступления и защищать нас от преступлений. Если эти функции государство не осуществляет, то фактически его не существует. Уже долгие годы планомерно уничтожаются структуры, изучающих архитектурные памятники и реставрирующие их. Преступники-разрушители не наказываются или наказываются непропорционально преступлению. А потому каждый такой случай порождает десятки новых.

Конечно, кроме штрафа, этот человек должен возместить материальный ущерб за уничтоженную часть декора фасада. А вместе с этим уже и город обязан наконец выделить средства и восстановить весь фасад — это город должен был бы сделать давно и вести такую работу в отношении памятников архитектуры планомерно и постоянно. При определенных усилиях можно выбивать даже государственные средства, но таких усилий никогда и никто у нас еще не прилагал.

Если же эту проблему и дальше продолжать игнорировать, то не имеет смысла вообще охрана памятников — потому что зачем же охранять развалины? Теряет смысл существование самих памятников, всего национального культурного достояния. Вместе с тем теряет смысл и война на Донбассе, и борьба за возвращение Крыма, и наших майданов, потому что это война в одной плоскости сознания, это борьба за существование национальной культуры в самом широком смысле.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Херсон Week: новини Херсонської областi
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: